115. Азадовский Оксману

Сиверская, 12 июня <19>53

Дорогой Юлиан Григорьевич,

вот уже неделя, как я перебрался в Сиверскую, и вот уже ровно неделя, как я ровно ничего не делаю, на что не имею никакого права. Хозяйственные дела мои в самом плачевном положении: может быть, состоится один договориш­ка, — да и тот такой, что отведет меня в сторону от прямых моих интересов, —

323


а, ведь, нужно уже и о 54-м годе думать. Если Илья будет вполне аккуратен, как он обещал мне, в своих присылал, то до зимы как-нибудь с натугой дотя­нем. Вашего совета о Чернышевском не сумел реализовать. Подумал, было, о сборнике воспоминаний о пребывании Ч<ернышевско>го в Сибири, но по­боялся. Я, ведь, не так уж хорошо (чтоб не сказать: вовсе плохо) знаю и биографию Чернышевского, и труды его. К тому же в Росполиграфе завелся какой-то «друг», тщательно и старательно вычеркивающий из планов сиб<ирски>х издательств мои заявки, одобренные и утвержденные местными Обко­мами. Из читинского плана в прошлом году выкинули «В мире отверженных» Мельшина под моей ред<акци>ей1; из иркутского сняли — «Старинные по­вести о Сибири»2 и т. д. В самый последний момент, перед набором, потребо­вали снять книгу, над которой я работал в прошлом году и к<ото>рую при Вас высылал из Москвы3. Правда, 60% заплатили, но ведь... Знаю даже фами­лию этого гада-вредителя, а как с ним справиться — не знаю. Теперь Роспо­лиграф как самостоятельное и<здательст>во перестало существовать; но не все ли равно, ежели этот тип вошел в соответственный отдел Министерства культуры. Иркутское изд<ательст>во было в большом негодовании, но сде­лать что-либо против начальства было бессильно.

С центральными изд<ательст>вами тоже не ясно: как мне быть. Ленгослит­издат провокационно не передал в Москву моей заявки с соответственными рецензиями, хотя зав (Горский4) клялся мне в «лучших и благожелательных чув­ствах». Фэр-то-кэ, дорогой Юлиан Григорьевич? А тут еще, по слухам, в Моск­ву, в «Новый Мир» перебирается один из крепчайших моих «лендрузей» — А. Г. Дементьев5, к<ото>рый, конечно, со временем войдет и в Худ<ожествен-ный> Совет Гослитиздата и пр. Как видите, «по эдакой причине» я не совсем весел.

Читал и перечитывал статью о литературоведении6. Но не зная всей исто­рии ее возникновения, трудно разобраться во всем. Отрадного В ней много, - и прежде всего общественное признание историко-литературной науки, что, скажем, еще так недавно отрицал в речах и в печати Фадеев7, — но как все будет реализовываться?! Опять же Антоны и Онуфрии. Вы спрашивали как-то о ленинградском: как он управляет. Но теперь уже все равно. Если он даже и уйдет однажды: сам ли сбежит, получит ли пинок под зад — уже все равно. Институт уже в процессе метастаза. Никакое частное оперативное вмешатель­ство его спасти не может. Свою задачу Федорыч8 «блестяще» выполнил. Он как будто уже сам начинает чувствовать, впрочем, некое беспокойство. Гово­рят, зовет в штат Еремея9, но тот не хочет.

А что в Москве? По прямому смыслу статьи о лит<ературоведен>ии и по сложившимся объективным обстоятельствам, должно ждать Вашего пригла­шения в число сотрудников ИМЛ. Но боюсь верить, что так случится, а, м<ожет> б<ыть>, нужно бояться, что случится. Не знаю. А вот то, что Вы отказались поехать на конференцию, очень хорошо и умно. Говорят, впрочем, что нынешняя все же как-то уже походила на взаправдашнюю. Вот только любопытен бы я был узнать, что молол Мейлах о Пушкине и декабристах.

Вы правы по поводу статьи о последекабристской реакции. Такая статья, конечно, была бы необходима для «Лит<ературного> Наследства» — и вели­колепная цитата из Герцена, конечно, легла бы в основу ее. Кстати, в том же плане, не помните ли Вы, кому из декабристов принадлежит сатирическое

324


стихотворение с упоминанием о Николае I: «Незабвенный, ведь, лет на 100 заготовил дураков»?10 Кажется, я правильно цитирую? Только кто сумеет на­писать такой очерк?!

Декабристский сборник в И<нституте> И<стории>, видимо, скоро тро­нется. Только Вы неправильно именуете его «Нечкинский тупик», — вернее было бы назвать «Нечкинской хазой», где хозяйка искусно раздевает зашед­ших к ней не только неопытных юнцов, но и матерых дядей, видавших, каза­лось бы, виды. Из Москвы мне пишут, что сия дама уже сдала в производства два тома своего 70-листного труда. Заглавие: «Восстание декабристов»11. Это тоже не зря так придумано.

Была в Ленинграде Кс<ения> Петровна, но я виделся с ней лишь минут 40 — и о многом не успел расспросить. Ужасно огорчает меня невыносимая медлен­ность со сдачей томов в производство. А о втором томе, видимо, в ближайшее время и думать не приходится. Дай бог, чтоб он осенью пошел к рецензентам,

а в набор в январе-феврале. Как думаете? И неужели Вы не дадите своего превосходного очерка о «Пушкине в 1820 г12. Это будет преступление. Когда снова подойдет такой случай? Ведь только появление таких статей наглядно покажет, как нужно работать и чего стоят мейлахо-орловские opus'ы и их вза­имные восхваления. Ваша статья будет иметь огромное значение для всей науки и о декабристах, и о Пушкине. Она - необходима!

Кстати, что это за новую кормушку придумали себе эти молодчики? Имею в виду последнюю статью Орлова в «Лит<ературной> Газете»?13

Был у меня юноша (хотя, кажется, не очень юный), — фамилию его я забыл, автор диссертации о Белинском и фольклоре14. Хотел побывать еще перед отъездом, но, видимо, не собрался. В его работе немало наивностей, но, в общем, он произвел на меня приятное и приличное впечатление. Оказывает­ся, он писал мне в свое время из Томска и будто бы мой ответ решил его колебания относительно избрания темы. Полемика его со мной, по большей части, наивна, но вполне куртуазна. И за то спасибо. Я уже привык к другому. Павел Наумович после своей травмы вполне оправился и скоро сдает в печать свой новый объемистый труд15, усиленно соревнуясь в многописании и многопечатании с Д. С. Лихачевым. Сол<омон> Абр<амович>, кажется, сно­ва ляжет в клинику: это решится в ближайшие дни. Мария Лазаревна с семей­ством будет жить на даче, к нашему великому удовольствию, здесь же на Сиверской. Впрочем, ее семейство летом будет состоять лишь из Иос<ифа> Мо­исеевича, к<ото>рый медленно выправляется и, к сожалению, недостаточно старается. Надо бы ему отдохнуть скорее, а он одной рукой пишет учебник по истории латинского языка, а другой — правит корректуру «Очерков по исто­рической грамматике латинского языка»16. Дача у них снята, а никто не едет. И разве только в первых числах июля они переберутся. Леночка же с мужем17 отправляются путешествовать.

Если увидите в Москве кого-либо из пушдомовцев*, попросите рассказать про свисток Десницкого. Это очень забавно и весело, но писать слишком долго18.

Жму руку.

Весь Ваш М.

* Конечно, только не Н<иколая> Ф<едоровича>.

325


Привет Антонине Петровне.

Где напечатана статья Прокофьева, к<ото>рая ранее была сдана в Нечкинский сборник?19

1 «В мире отверженных. Зап. бывшего каторжника» — автобиографическая кн. П. Ф. Якубовича (1860—1911), впервые напечатанная под псевдонимом Л. Мельшин в журн. «Рус. богатство» (1895—1898).

Изданию этой кн. в читинском изд-ве способствовал Е. Д. Петряев, по­стоянно проживавший тогда в Чите. 12 июля 1952 г. он писал М. К. Азадов­скому: «В новый план изданий на 1953 год я добился включения «В мире отверженных» П. Ф. Якубовича-Мельшина (объем 50 печ<атных> листов, вступительная статья, редакция и примечания М. К. Азадовского). Ященко (дир<ектор> изд<ательст>ва) сейчас утверждает план в Москве. В случае поло­жительного исхода я Вас немедленно извещу помимо издательства» (РГБ. Ф. 542. Карт. 68. Ед. хр. 27. Л. 21). В дальнейшей переписке Азадовского и

Петряева отражены некоторые перипетии борьбы за это (так и не состоявше­еся) издание (см., например, письмо Азадовского от 4 сентября 1952 г. // ЛНС. Т. 8. С. 326 и др.).

Упоминается Николай Трифонович Ященко (1906-1987) - писатель-прозаик; в конце 1940-х—1950-х гг. — директор Читинского книжного изд-ва.

Ср. также письмо Азадовского к Г. Ф. Кунгурову от 3 сентября 1952 г.: «Ваше известие, что мою рукопись затребовали в Москву в Росполиграф, меня мало обрадовало. В этом учреждении подвизаются поразительные не­вежды. Вот Вам пример: Читинское издательство предложило мне «сделать» у них издание «В мире отверженных» Мельшина-Якубовича, а т. Петряев дол­жен был подготовить «Рассказы о Карийской каторге» Кокосова. Обе эти книги из плана были вычеркнуты с презрительным замечанием, что Изда­тельство выискивает каких-то никому неизвестных (sic!) авторов, какого-то Мельшина-Якубовича» (ЛНС. Т. 8. С. 300).

Упоминается кн. М. К. Азадовского о В. К. Арсеньеве (см. примеч. 1 к

письму 80). Кн. В. Я. Кокосова «На Карийской каторге», подготовленная Е. Д. Петряевым, была издана Читинским книжным изд-вом в 1955 г.

Владимир Яковлевич Кокосов (1845—1911) — писатель. В течение десяти лет работал врачом на Каре.

2 К. В. Чуйко, директор Иркутского областного изд-ва, извещал Азадовского в 1952 г.: «Ваше предложение об издании сборника «Повести и рассказы о старой Сибири» принято редакционным Советом. Совет решил, что правильнее будет издать сборник листов 30—40, при особенно тщательном отборе поме­щенных в него произведений. Так мы и будем планировать этот сборник. Окончательно вопрос решится, вероятно, к концу июня, когда мы проведем план 1953 г. по местным областным организациям» (РГБ. Ф. 542. Карт. 61. Ед. хр. 50. Л. 4). Посредником между Марком Константиновичем и Иркутским облиздатом был Г. Ф. Кунгуров (см.: ЛНС. Т. 8. С. 281—282, 288, 300 и др.). Издание «Повестей и рассказов...» не состоялось, В архиве М. К. Азадовского сохранился план и проспект издания (РГБ. Ф. 542. Карт. 30. Ед. хр. 4).

3 См. примеч. 1 к письму 80.

4 Сергей Львович Горский (1902—1971) — зав. Ленинградским отделением Гос­литиздата.

5 Александр Григорьевич Дементьев (1904—1986) — литературовед, критик. В 1949—1953 гг. — зав. секцией (будущей кафедрой) сов. лит-ры ЛГУ. В то же время — работник Ленинградского горкома ВКП(б) и один из руководителей

326


Ленинградской писательской организации. Активный деятель «антикосмопо­литической» кампании на филфаке ЛГУ. С 1953 по 1955 гг. и с 1959 по 1967 гг— зам. главного ред. НМ. В 1957—1959 гг. — главный ред. ВЛ.

6 Азадовский имеет в виду редакционную статью в ЛГ (1953. № 44. 11 апреля. С. 1) под названием «Дело всенародного значения. Об издании соч. рус. писа­телей-классиков». В статье подводился итог многомесячной дискуссии (в со­ветской печати) об издании произведений рус. классиков, текстологических принципах и т. п., справедливо указывалось на ряд ошибок и промахов в подготовке академических собр. соч. и ставился вопрос о необходимости при­влечения к редакционной работе высоко профессиональных, квалифициро­ванных сотрудников.

7 Имеются в виду общественные выступления Фадеева в конце 1940-х — начале 1950-х гг., посвященные лит. критике, в которых генеральный секретарь Со­юза писателей СССР неутомимо громил «критиков-космополитов как людей, холуйски преклоняющихся перед худшими образцами буржуазного искусства и по существу являющихся невеждами» (Правда. 1949. № 219. 7 августа. С. 2).

В своем известном докладе на XIII-м пленуме правления СП в феврале 1930 г. Фадеев коснулся и литературоведческой науки. Называя среди наиболее удач­ных работ последнего времени кн. Я. Эльсберга о Герцене, В. Ермилова о Чехове, С. Макашина о Щедрине и М. Полякова «Белинский в Москве», Фадеев упомянул и «очень хорошую» статью Л. Леонтьева «Затылком к буду­щему» (см. примеч. 4 к письму 17), «где автор разоблачает всякого рода лже­академические теории в области фольклора» (ЛГ. 1950. № 11. 4 февраля. С. 1). Касаясь общеуниверситетской серии Уч. зап., Фадеев заявлял, что для них «характерны веселовщина, полное отсутствие общественного и литературно­го подхода к литературным явлениям» и т. п. (Там же. С. 2).

Одним из последних и чрезвычайно резких выступлений Фадеева, еще сохранявшего в те месяцы свою власть, был его доклад на президиуме правле­ния Союза писателей в марте 1953 г. Обрушиваясь на ряд недавних новомир­ских публикаций, Фадеев призывал «не давать спуска ни космополитам, ни буржуазным националистам, ни новорапповцам, ни всяким другим антиле­нинским течениям в литературе» (Фадеев А. Некоторые вопросы работы Со­юза писателей // ЛГ. 1953. № 38. 28 марта. С. 3). Резкой критике была им подвергнута в частности статья Н. К. Гудзия и В. А. Жданова «Вопросы тек­стологии» (НМ. 1953. № 3. С. 232—242), содержавшая, по словам Фадеева, «замаскированную полемику с государственным требованием упорядочить издание классиков» (там же).

Владимир Александрович Жданов (1898—1971) — литературовед, автор статей и книг о Л. Н. Толстом и др.

8 Т. е. Н. Ф. Бельчиков.

9 Имеется в виду И. Я. Айзеншток.

10 Заключительные строки стихотворения «Грустно матушке России...», впер­вые напечатанного в «Колоколе» (1858. 3 (15) октября.). В настоящее время его автором считается плодовитый прозаик, драматург и журналист, близкий к Герцену и петрашевцам, Владимир Рафаилович Зотов (1821 — 1896) (см.: Вольная рус. поэзия XVIIIXIX веков: В 2 т. Л., 1988. Т. 2. Вторая половина XIX века / Сост., подг. текста и примеч. С. А. Рейсера. С. 55, 557).

11 См. примеч. 7 к письму 64.

12 См. примеч. 4 к письму 95.

13 Имеется в виду: Орлов Вл. Читатель ждет этих книг. Об издании массовой исто­рико-лит. библиотеки //ЛГ. 1953. № 66. 4 июня. С. 1. Статья Орлова получила ряд откликов (см.: ЛГ. 1953. № 84. 16 июня. С. 3; ЛГ. 1953. № 86. 21 июля. С. 2).

14 Имеется в виду В. М. Потявин (см. примеч. 1 к письму 111).

327


О своем визите к М. К. Азадовскому Потявин рассказывал Оксману 11 мая 1953 г.: «7 мая я был у Марка Константиновича. Встреча с ним произвела на меня большое впечатление. Много интересного он рассказал. Дал ценные советы. Он внимательно просматривал в течение, пожалуй, двух часов мою диссертацию. Он узнал в ней «руку Юлиана Григорьевича», чему я был без­мерно рад. Засиделся у него допоздна. Уходить не хотелось. Он подлинный ученый. Живет наукой. Его труды, конечно, не потеряют свою ценность и для будущего. Очень жаль, что его фундаментальная «История русской фолькло­ристики» не увидела свет» (РГАЛИ. Ф. 2567. Оп. 1. Ед. хр. 783. Л. 38 об.).

15 Вероятно, речь идет о кн. П. Н. Беркова «Введение в технику литературовед­ческого исследования. Источниковедение. Библиография. Разыскание» (Л., 1955).

16 См.: Тронский И. М. Очерки из истории латинского языка. М., 1953; Трон­ский И. М. Историческая грамматика латинского языка. M , 1960.

17 Имеются в виду: Елена Исааковна Эйзенгардт (1930—1958) — дочь Ис. М. Троц­кого и Л. П. Эйзенгардт (см. о ней примеч. 10 к письму 135), удочеренная Трон­скими после ареста ее родителей, и ее муж Г. М. Элиашберг (впоследствии - доктор физико-математических наук).

18 На одном из заседаний в ПД В. А. Десницкий, склонный подчас к неожиданным и экстравагантным выходкам, свистнул во время доклада, показавшегося ему утомительным (сообщено Л. М. Лотман).

19 См. примеч. 6 к предыдущему письму.